HR-Journal.ru :: Меньше студентов — больше специалистов?
закрыть Х
Мы в соцсетях

Во всех наших группах мы делимся интересными постами, шутим и раздаём прочие вкусности ;)

Добро пожаловать!!!

Логин:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?

Меньше студентов — больше специалистов?

© 19.06.2012

«Нам не хватает хорошо подготовленных специалистов», — все чаще эта фраза звучит на конференциях HR-менеджеров. Сетования работодателей, кажется, услышал новый министр образования и науки. Дмитрий Ливанов предложил привести уровень подготовки выпускников в соответствие с запросами рынка труда. Но для этого придется в два раза сократить количество бюджетных мест в вузах России. Перемены грядут уже в следующем году. Ждут ли рынок труда качественные изменения? И как вести себя в новых условиях работодателям, а как — студентам?

Вопрос, должна ли государственная система образования служить интересам компаний или другим целям, мы оставим политическим деятелям. Дело обстоит так: министр пообещал работодателям больше квалифицированных молодых соискателей. Стоит ли на это рассчитывать? «Этот вопрос не должен рассматриваться на уровне идеологии, — говорит Артем Хромов, председатель Российского студенческого союза. — Например, с тех точек зрения, что образование должно быть либо обязательно бесплатным, либо обязательно платным. Мы должны рассуждать только с точки зрения качества обучения. В целом мы возлагаем большие надежды на нового министра образования. Видно, что это человек с креативным подходом к делу. Надеемся, что новую политику минобрнауки нельзя будет назвать “Фурсенко 2.0”».

С оглядкой на Запад

Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы, утверждает: «В мире нет стран с конкурентоспособной системой высшего образования, которая финансируется только из бюджета». Но, возможно, это тот редкий случай, когда России стоит придерживаться своего пути. «Во многих западных странах, в частности, в США, вузы изначально возникали как частные коммерческие заведения, — поясняет Артем Хромов. — Поэтому в этих странах система платного образования сложилась давно и не вызывает вопросов. У нас же существуют государственные учебные заведения, которые пользуются доверием. В частные же вузы устремляется не такое большое количество молодых людей».

К тому же, по словам Артема Хромова, в таких странах, как Финляндия или Чехия, действуют бесплатные государственные вузы, которые дают по всем европейским меркам прекрасное образование. То что они не пользуются стопроцентной поддержкой госбюджета, не мешает им оставаться бесплатными. Как правило, эти вузы находят дополнительные источники финансирования. Так, в Финляндии часть средств вузы получают благодаря платному непрерывному образованию взрослых.

Образования на всех не хватит

Поспособствует ли снижение количества студентов повышению качества их подготовки? В эффективности мер, предложенных министром образования, уверен Сергей Гуриев: «Я полностью поддерживаю это предложение. Безусловно, важны детали, но с основным принципом я абсолютно согласен». Эксперт предостерегает от неверного понимания инициативы министра: «Дмитрий Ливанов не предлагал сократить бюджетное финансирование. Более того, он предлагает его удвоить. Просто он считает, что вместо финансирования большого числа дешевых бюджетных мест необходимо финансирование меньшего числа дорогих — с тем чтобы университеты могли давать качественное образование».

Однако Артем Хромов считает, что работодателям не стоит ждать резкого повышения уровня соискателей. «Мы видим, что за нулевые годы количество бюджетников у нас сократилось с 59% до 37%, увеличилась и стоимость обучения. Но реально к увеличению качества образования это не привело. Совершенно очевидно, что государство ставит скорее задачу оптимизации бюджетных средств, чем модернизации системы образования», — говорит эксперт.

Качество образования, по мнению Артема Хромова, не находится в прямой зависимости от потраченных на него средств. «Сейчас в вузы поступает достаточно средств, которые те просто неэффективно используют, — говорит он. — Иногда на эти деньги покупаются участки и дорогие машины. В наших условиях удорожание образования не приведет к его улучшению. Нужно бороться с коррупцией, в таком случае появятся средства на бесплатное образование».

Такого же мнения придерживается Елена Познякова, генеральный директор специализированного (IT) кадрового агентства «Коннект Персонал»: «Я с сомнением отношусь к теме увеличения расходов, при этом за счет уменьшения количества бюджетных мест. Уровень образования зависит от совокупности факторов: от качества отбора абитуриентов, наличия современного оборудования, которое позволит студентам обучаться современным технологиям, преподавательского состава, набора предметов и т. д. По моему мнению, стоит менять систему в целом, а без привязки к совокупности изменений данный подход может привести к развитию коррупции».

Обратить внимание на качество отбора абитуриентов предлагает и Артем Хромов. «У нас есть альтернативное предложение, — заявил он. — Мы понимаем, что качество образования падает. У нас очень много никому не нужных “шаражек”. В эти вузы сейчас поступают абитуриенты, которые имеют плохие показатели по ЕГЭ. Не легче ли бороться за увеличение конкурентоспособности нашего образования повышением минимального порога ЕГЭ для поступления в высшие учебные заведения? На сколько? На 10%, 20%, 30% — это подлежит обсуждению. Но так мы ограничим доступ к вузам для тех, кто имеет знания ниже среднего. Это может стать одной из мер оздоровления системы».

Подайте на обучение

Нет ли опасности, что если министру удастся реализовать свою идею, то многие действительно способные абитуриенты окажутся за бортом системы высшего образования? «Коммерциализация приведет к тому, что в вузы будут поступать не те, кто кто имеет хорошие знания, — уверен Артем Хромов. — Бюджетник — не нахлебник: это человек, который выдержал конкурс. А контрактник — это тот, кто конкурс выдержал не с самыми хорошими показателями».

По мнению эксперта, сокращение бюджетных мест приведет к многократному удорожанию обучения. Кстати, на это направлена одна из инициатив правительства, которую высказал бывший министр Андрей Фурсенко: минимальный порог стоимости обучения в вузе должен составить 60 тысяч рублей в семестр, то есть столько, сколько государство платит за обучение студента-бюджетника. При том что Ливанов предложил увеличить финансирование бюджетных мест в четыре раза, возможно, именно настолько увеличится и минимальная плата за обучение.

Если это действительно так, то для многих профессия мечты окажется недоступной. Но если абитуриент не может ни поступить на бюджетное отделение, ни оплатить обучение сам, он может попробовать взять кредит. «Главный механизм финансирования платного образования для небогатых семей — это образовательные кредиты, — говорит Сергей Гуриев. — Тогда хорошие студенты из небогатых семей, получив хорошее образование в кредит, смогут вернуть его, найдя хорошую работу. В свою очередь вузы будут заинтересованы в том, чтобы предоставлять востребованное на рынке образование».

Сейчас образовательный кредит готовы предоставить многие крупные банки. Ставка варьируется от 11% до 20% в год, а срок выплаты — от 5 до 10 лет. Казалось бы, все в руках абитуриента. Но при таких условиях образовательный кредит доступен далеко не всем желающим. «При желании средства можно найти, но как их отдавать? Работодатели не готовы отвечать за долги молодых и неопытных сотрудников», — говорит Елена Познякова. «Образовательный кредит на самом деле недоступен даже при субсидировании со стороны государства», — подтверждает Артем Хромов. А по данным опроса, проведенного порталом «Учёба.ру», взять образовательный кредит готовы всего 23% абитуриентов.

Видимая рука рынка

Последствия возможной реформы пока туманны. Не исключено, что она довершит то, что начал демографический спад начала 90-х годов: молодых специалистов на рынке труда станет еще меньше. «Спрос на кадровом рынке очень высок, усиливается конкуренция, а количество успешных кадров, желающих менять работу, уменьшается», — сетует Елена Познякова. Компаниям придется искать выход. Скорее всего, расширится пространство борьбы HR-менеджеров: «охота» будет идти уже не на выпускников, а на абитуриентов и первокурсников.

В чем заключается такая «охота»? Рассказывает Артем Хромов: «Эта практика у нас, в отличие от западных стран, к сожалению, не развита. Представители компании приходят в учебное заведение и находят молодые таланты. Этих студентов они могут брать к себе на практику, поддерживать их научные проекты и выплачивать повышенную стипендию. В дальнейшем студенты подписывают с организацией контракт, в который включена необходимость отработать в компании затраченные на них средства».

«Некоторые компании уже так поступают, — рассказывает Елена Познякова. — Ряд известных IT-компаний открыли отделения в ведущих технических вузах. Таким образом, отбираются лучшие из лучших. Студенты проходят стажировки, занимаются реальными бизнес-проектами. Востребованность молодых IT-специалистов тоже высокая. Их приглашают в крупные IT-компании уже на третьем курсе. И по окончании вуза многие имеют стаж и практический опыт».

Потребность первокурсников в кредитовании может сыграть компаниям на руку. Помимо грантов и стажировок они cмогут предложить полностью оплатить его обучение. Если абитуриент мечтает работать именно в этой сфере, он, возможно, не откажется от такой помощи.

Если рынок труда постучится в дверь вчерашнего школьника, то от него потребуется уже в этом возрасте решить, чем он хочет заниматься в будущем. Компаниям же стоит подумать, как сделать предложение будущему специалисту так, чтобы он не смог от него отказаться: конкуренция будет только возрастать.

условия копирования

Дорогой HR-Journal, потрудись сообщать мне о новых статьях ;)

Комментарии

Комментарии

Ваш баннер на этом месте