HR-Journal.ru :: Некоторые особенности «накопления человеческого капитала» в современной России
закрыть Х
Мы в соцсетях

Во всех наших группах мы делимся интересными постами, шутим и раздаём прочие вкусности ;)

Добро пожаловать!!!

Логин:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?

Некоторые особенности «накопления человеческого капитала» в современной России

© 12.06.2007
Роман Строганов, руководитель исследовательских проектов ВЦИОМ

Концепция человеческого капитала является сегодня одним из главных теоретических направлений в экономической социологии и менеджменте. За ее разработку были присуждены две Нобелевские премии в области экономики – американцам Теодору Шульцу в 1979 г. и Гэри Беккеру в 1992 г.

Согласно данной концепции, человеческий капитал – это сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком запас знаний, умений, навыков, мотиваций, способностей и здоровья, который содействует росту производительности труда и доходов данного человека. Инвестиции в человеческий капитал включают в себя в основном расходы на образование (общее и специальное, формальное и неформальное), здравоохранение (профилактика заболеваний, медицинское обслуживание, диетическое питание, улучшение жилищных условий) и формирование у работника необходимых ценностных и этических норм (например, лояльности своей компании). Поскольку эти расходы в будущем будут многократно компенсированы доходами, их следует признать производительными, а не потребительскими.

Описание проблемы

В период радикальных экономических реформ в России резко обесценились знания, опыт и навыки, полученные людьми в системе советского образования и в процессе производственной деятельности в советской же системе хозяйствования. Рынок труда предъявил новые требования к качеству рабочей силы, и накопление человеческого капитала фактически началось тогда заново – если не «с нуля», то с довольно низкой отметки.

Сегодня в развитие человеческого потенциала россиян прямо или косвенно инвестируются значительные средства – как государством, так и работодателями и самими работниками. Самой распространенной формой этих инвестиций является обучение: базовое или дополнительное высшее образование, курсы повышения квалификации, семинары, тренинги.

Насколько эффективны эти вложения в современных российских условиях? Увеличивают ли они «стоимость» работника и его востребованность на рынке труда?

21 — 22 апреля 2007 года ВЦИОМ провел всероссийский опрос в 153 населенных пунктах в 46 субъектах РФ. Из 1260 опрошенных в возрасте от 18 до 60 лет постоянно или временно работали 858 человек (68,1%). Анализ распределения их ответов на вопросы, касающиеся трудовой деятельности, послужил основой для данного отчета.

Уровень образования и доходы

Формальное образование, прежде всего — высшее, является главной формой инвестиций в человеческий капитал. Причем реальный размер этого капитала определяется не столько наличием соответствующего диплома, сколько приобретенными знаниями, умениями, навыками и социальными связями.

Гэри Беккер первоначально занимался именно изучением экономической эффективности высшего образования. Согласно его концепции, заработную плату работника с определенным уровнем подготовки можно представить как состоящую из двух основных частей. Первая — это то, что он получал бы, имея «нулевой» уровень образования. Вторая — это доход на «образовательные инвестиции», которые складываются из прямых затрат на обучение и «упущенных заработков», т.е. доходов, не полученных учащимся за время учебы. Например, определив отдачу от вложений в учебу как отношение доходов к издержкам, Беккер получил среднюю для США цифру в 12 -14% годовой прибыли.

Таким образом, реальная ценность образования для его непосредственного носителя и в целом для общества проявляется в том, что работник с более высоким уровнем образования имеет более высокие доходы.

По мнению многих экономистов и социологов, 15-20 лет назад в нашей стране наличие вузовского диплома мало отражалось на материальном положении его обладателя. А как обстоят дела сейчас?

Работающим респондентам было предложено указать размер их заработка, доходов от основной работы, полученных в предыдущем месяце (т.е. в марте 2007 г.), включая премии, отпускные и прочие выплаты, после вычета налогов, с точностью до (+ / -) 100 рублей.

В группе работающих респондентов в возрасте от 18 до 60 лет эти доходы составили в среднем 9 800 рублей. Доходы людей с высшим образованием оказались примерно в 1,3 раза выше средних по группе – в среднем 13 500 рублей, с неоконченным высшим в 1,1 раза – 10 900 рублей. Доходы респондентов со средним и средним специальным образованием составили 8 100 и 9 600 рублей соответственно.

Оценивая уровень своего материального благосостояния, респонденты с высшим образованием существенно чаще, чем в среднем, относили себя к числу «зажиточных» — 21,0% (12,0%), несколько чаще к числу «среднего достатка» — 49,3% (46,2%), реже к числу «бедных» и «очень бедных» — соответственно 23,5% и 3,7% (30,3% и 9,3%).

Кроме того, респонденты с высшим образованием чаще, чем в среднем по группе, отмечали, что они «в целом удовлетворены» размером своей заработной платы 54,8% (в среднем 38,7%) и реже — что «в целом не удовлетворены» 54,1% (59,6%).

Таким образом, можно утверждать, что в России обладание вузовским дипломом обеспечивает определенный прирост в заработках – по данным нашего исследования, в среднем примерно на 1/3. Стоит заметить, что развитых странах «премия на высшее образование» обычно составляет от 50 до 100%.

Перспективы занятости

«Обладание человеческим капиталом» повышает шансы не только на получение более высоких заработков, но и на получение работы как таковой. Можно ли говорить о подобном эффекте применительно к российскому рынку труда?

Как следует из результатов исследования, уровень образования и трудовая занятость россиян прямо взаимосвязаны между собой.

Из 1060 опрошенных в возрасте наибольшей экономической активности — от 22 до 55 лет постоянно или временно работают 791 человек, или в среднем по выборке 74,6%. В том числе, среди имеющих высшее образование в данной группе работают 82,9%, среднее специальное – 76,0%, среднее – 71,2%.

Работают постоянно или временно 82,2% опрошенных мужчин и 67,6% опрошенных женщин указанного возраста; в том числе, среди имеющих высшее образование – соответственно 93,0% и 76,4%, среднее специальное – 81,9% и 71,0%, среднее — 81,3% и 59,4%, незаконченное высшее – 67,4% и 47,5%.

Таким образом, прямая связь между образованием и наличием работы особенно характерна для женщин. Вероятно, многие женщины, не продолжившие свое образование после окончания школы, занимаются домашним хозяйством и детьми. Трудно сказать, что здесь является причиной, а что следствием.

Среди респондентов в возрасте от 18 до 60 лет с высшим образованием меньше всего зарегистрированных безработных: они составляют всего 1,8% от их числа, в то время как в среднем по выборке — 2,7%, среди имеющих среднее образование — 3,8%, среднее специальное — 2,7%.

Данная тенденция характерна как для больших городов, так и для регионов. Полученные нами данные свидетельствуют, что чем меньше населенный пункт, тем ниже в нем уровень занятости. Но безработица среди респондентов с высшим образованием повсеместно меньше, чем в среднем по выборке.

В Москве и Санкт-Петербурге имеют работу 78,0% респондентов в возрасте от 18 до 60 лет, в том числе с высшим образованием — 79,2%; в городах с численностью 100 – 500 тысяч жителей – соответственно 70,6% и 75,0%; в городах с численностью до 50 тыс. жителей – 63,9% и 73,7%; в селах – 54,5% и 76,2%.

Таким образом, в российских условиях более высокий уровень его образования действительно значительно усиливает конкурентные позиции работников на рынке труда.

Без отрыва от производства

Помимо получения формального образования, важнейшей формой инвестиций в человеческий капитал является накопление работником практического производственного опыта, т.е. профессиональная подготовка. По некоторым данным, в развитых странах общий объем инвестиций в подготовку на производстве примерно сопоставим с объемом инвестиций в формальное образование.

Гэри Беккер ввел различение между специальной и общей профессиональной подготовкой. Специальная подготовка наделяет работников знаниями и навыками, которые пригодятся лишь в той компании, где они были получены. Она финансируется по большей части самими компаниями, и им же поступает основной доход от нее. В ходе общей подготовки работник приобретает знания и навыки, которые могут найти применение и у других работодателей. Общая подготовка косвенным образом оплачивается самими работниками — стремясь к повышению квалификации, они соглашаются на более низкую в период обучения заработную плату. Зато в дальнейшем им достается «доход от инвестиций» в виде более высокой заработной платы.

А как обстоят дела с профессиональной подготовкой в нашей стране?

На вопрос «Приходилось ли вам за последние три года получать профессиональную подготовку?» более чем 2/3 (67,1%) от общего числа работающих респондентов трудоспособного возраста от 18 до 60 лет ответили отрицательно.

Проходили такую подготовку 29,8%, в том числе: курсы повышения квалификации по своей профессии — 14,2%; обучение смежной профессии или специальности, близкой своей — 6,7%; первичное профобучение для не имевших профессии, специальности — 5,0%; переподготовку по новой, другой профессии, специальности — 4,0%.

В Москве, Санкт-Петербурге и городах-«миллионерах» профессиональную подготовку за последние три года прошли около 40% опрошенных, а на селе – около 25%; жители малых и средних городов оказались где-то посередине. Правда, в крупных городах люди чаще меняют профессию или получают вторую, смежную, а на селе и в небольших городах – повышают квалификацию по уже имеющейся.

Несущественными оказались различия между представителями различных возрастных групп. Среди работающих респондентов 18-24 лет наблюдается понятный всплеск первичного профобучения, которое затем с возрастом сходит на нет, и меньше число прошедших переподготовку. Зато в возрастных группах 24-34, 34-44 и даже 45-59 лет общий процент получивших профессиональную подготовку незначительно отличается от средних цифр по выборке, что подтверждает истину – учиться никогда не поздно.

Значительны различия по уровню образования: среди работающих респондентов с высшим образованием профессиональную подготовку получили 43,1%, со средним специальным (техникум, колледж) — 34,6% и средним (школа, ПТУ) – всего 22,1%. Специалисты с дипломами ВУЗа, например, намного чаще проходят курсы повышения квалификации по своей профессии – 24,1%, чем окончившие техникум (14,1%) или школу (6,7%). То есть — чем выше образование, тем больше стремление повышать свой профессиональный уровень.

Казалось бы, конкурентная рыночная среда должна в большей степени, чем «бюджетная», стимулировать работников к повышению своего профессионального уровня. Однако опрошенные «бюджетники» (работники науки, культуры, образования, аппарата госуправления; военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов) за последние три года получали профессиональную подготовку намного чаще (54,1%), чем в среднем по группе (29,8%).

Можно дать следующее объяснение этому факту: многие работники не чувствуют необходимости в повышении своей «капитализации» путем получения профессиональной подготовки, и поэтому ожидают, что такое обучение будет проведено по инициативе и на средства работодателя. На вопрос «Кто, на Ваш взгляд, должен заботиться о профессиональном росте работников?» наиболее распространенными ответами среди работающих респондентов трудоспособного возраста оказались следующие: «работодатели» (58,6%), «сами работники» (24,3%), «государство» (12,3%). Частные же работодатели, со своей стороны, вероятно, тоже не всегда спешат вкладывать средства в развитие сотрудников. В итоге, «спонсором» профессионального обучения нередко выступает именно государство.

Возможности профессионального развития не являются приоритетом для большинства россиян. Распределение в группе работающих трудоспособного возраста ответов на вопрос «Если бы Вам пришлось сейчас устраиваться на работу, то что для Вас было бы наиболее важным? (не более 3-х ответов)» показывает: на первом месте с большим отрывом стоит «размер заработной платы» (74,5%), затем – «предоставление социальных гарантий, предусмотренных законом: оплачиваемых отпусков, больничных дней, различных выплат и компенсаций» (37,2%) и лишь на третьем – «возможность профессиональной самореализации, соответствие работы имеющейся квалификации, профессиональный рост» (28,2%).

Может быть, слабая заинтересованность в повышении квалификации объясняется тем, что оно, повышение, обычно не связано с существенным повышением доходов работников – или, в терминологии авторов концепции человеческого капитала, чаще является «специальной», а не «общей» профессиональной подготовкой?

Однако сравнение размеров заработка, доходов от основной работы, полученных в марте 2007 г., включая премии, отпускные и прочие выплаты, после вычета налогов, показывает: работающие респонденты в возрасте от 18 до 60 лет, получившие за последние три года какие-либо формы профессиональной подготовки, в среднем имели более высокий уровень заработка (8 600 руб.), чем не получившие (6 900 руб.).

«Обманутые инвесторы»

Теория человеческого капитала объясняет, почему зарплаты работников растут с возрастом. В молодости велики инвестиции в образование, профессиональный опыт и подготовку, постепенно эти вложения сокращаются, и работники начинают получать от них доходы.

В развитых странах средний уровень зарплаты достигает максимума в возрасте 50 — 60 лет, после чего начинает снижаться, поскольку сказываются факторы «износа капитала» — проблемы со здоровьем, устаревание знаний и навыков, пассивность, снижение способности к обучению и восприятию нового и т.п.

Анализ распределения ответов респондентов на вопрос о размер их заработка, доходов от основной работы, полученных в предыдущем месяце, показал интересную особенность – средний максимум доходов опрошенных россиян приходится на возраст 31-35 лет, после чего начинает снижаться. Так, средний доход в марте 2007 года в группе работающих 18-24 лет составил 8 200 рублей, 25-34 лет – 11 000 рублей, 35-44 лет – 10 900 рублей и 45-60 лет – уже 9 000 рублей.

Данная тенденция – максимум доходов в возрасте 31 – 35 лет и затем резкое снижение — особенно характерна для людей, имеющих высшее образование (см. диаграмму «Тренды динамики средней заработной платы респондентов в зависимости от их возраста и образования»).

Расстояние между верхней и нижней пунктирными линиями – это и есть «премия на высшее образование». Обращаем внимание, что в молодом и среднем возрасте она укладывается в упомянутые 50-100%, характерные для развитых стран, зато ближе к 60 годам практически исчезает.

Объяснение может быть очень простое. Рабочая сила в России разделена на две группы – на тех, кто начал накапливать «свой человеческий капитал» в советское время, до начала радикальных рыночных реформ, и тех, кто сформировался как работник исключительно в новую, рыночную эпоху.

Россияне, которым сейчас 30-35 лет, окончили школу и начали трудовую деятельность или учебу как раз в конце 80-х – начале 90-х. Среди тех, кто сформировался как работник исключительно в рыночную эпоху, они успели накопить максимальный объем знаний и профессионального опыта и поэтому наиболее высоко оценены современной экономикой.

Человеческий капитал, инвестированный в советское время, напротив, значительно обесценился. Это понятно и на бытовом уровне — чем больший груз «советского» образования, опыта, менталитета, ценностей и привычек несет с собой человек по жизни, тем труднее ему найти на рынке труда высокооплачиваемую работу.

Но именно высокооплачиваемую, а не любую работу! Как показано на диаграмме «Тренды динамики занятости респондентов в зависимости от их возраста и образования», в старшей возрастной группе процент работающих остается примерно таким же, как и в остальных группах.

***

Итак, законы накопления человеческого капитала действуют и в России: более образованные и квалифицированные специалисты и у нас имеют большие шансы получить престижную и высокооплачиваемую работу.

Поскольку в 90-е годы значительная часть человеческого капитала обесценилась, это накопление началось фактически заново. Поэтому, если в развитых странах самыми «капитализированными» на рынке труда сегодня являются представители старшего поколения, то в России – работники в возрасте 30-35 лет. Можно предположить, что «нормальная» картина восстановится примерно через четверть века — когда нынешние 35-летние сами достигнут предпенсионного возраста...

условия копирования

Дорогой HR-Journal, потрудись сообщать мне о новых статьях ;)

Комментарии

Новые обсуждения

03.12 00:59 publicmd
Подарок шефу на Новый Год (7)

30.11 20:52 Raket
Анкета при приеме на работу (1)

30.11 18:49 EKG1987
Помощь новичку (0)

28.11 17:46 Степан
помощь новичку (7)

Все

Комментарии

Ваш баннер на этом месте