HR-Journal.ru :: Парадоксы отечественной нефтегазовой отрасли: кадровый дефицит
закрыть Х
Мы в соцсетях

Во всех наших группах мы делимся интересными постами, шутим и раздаём прочие вкусности ;)

Добро пожаловать!!!

Логин:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?

Парадоксы отечественной нефтегазовой отрасли: кадровый дефицит

© 22.07.2011

Мы уже привыкли следить за увеличением цен на нефть и газ – как за индикатором благосостояния нашей страны. При этом на пике роста котировок у большинства вместо радости за пополнение бюджета возникает корыстный вопрос: «Почему же я не нефтяник? Ну, или газовик...» Высокие зарплаты, возможности роста – действительно, желающих должно быть хоть отбавляй. Но кто бы мог подумать: в нефтегазовой отрасли даже в трудные времена актуален вопрос нехватки профессиональных кадров...

Спокойствие, только спокойствие

На данный момент настроение у игроков рынка вполне жизнеутверждающее. В своем кратком обзоре деятельности компаний нефтегазовой отрасли «Новые возможности в сложных условиях» эксперты фирмы «Эрнст энд Янг» (аудит, налогообложение и право, сопровождение сделок и консультирование) приводят данные исследования, в рамках которого были опрошены 569 руководителей высшего звена из многих стран мира и различных секторов экономики. По информации обзора, «большинство крупных нефтегазовых предприятий сохраняют или увеличивают объем своих инвестиций для удовлетворения постоянных потребностей в наращивании запасов и повышения объемов добычи».

Также данные исследования говорят о том, что респонденты из данной сферы «настроены чуть более оптимистично в отношении перспектив развития отрасли». Например, среди них 55% опрошенных на вопрос «Какие действия вы планируете предпринять в течение следующих 12 месяцев, чтобы при выходе из кризиса ваша компания приобрела более устойчивое положение по сравнению с конкурентами?» ответили: «Стратегические приобретения на основном рынке». Тогда как среди представителей остальных отраслей то же решение выбрали лишь 35%.

Отечественные компании подтверждают тенденцию. Так, в сентябре 2010 года было завершено строительство нефтепровода Россия-Китай. Нефтепровод прокладывался в рамках проекта «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) Он должен обеспечить транспортировку российской нефти в направлении китайского города Дацин в объеме 15 млн. т в год. Ожидается, что в течении 20 лет по этому нефтепроводу в КНР будет поставлено около 300 млн. т нефти.

Легкий бриз – отголосок вчерашней бури

И все же колебание цен заставляет компании адаптироваться к новым условиям. Основные стратегические меры: сохранение стабильности текущей деятельности, защита своих активов, повышение эффективности деятельности, реструктуризация бизнеса, обеспечение устойчивого развития в будущем. При этом Алексей Кондрашов, руководитель Московского нефтегазового центра «Эрнст энд Янг», определяя десятку рисков нефтегазовой отрасли, выделил проблему дефицита кадровых ресурсов (6 место). По его мнению, «данное обстоятельство по-прежнему представляет собой угрозу для показателей отрасли в целом. Существует демографический пробел, который никто не пытается заполнить, а интеллектуальная база тем временем продолжает стареть. Возможности для передачи опыта постепенно иссякают».

«Пробел», о котором пишет эксперт, безусловно, сформировался в 90-е годы из-за спада в стране производства и резкого снижения спроса на работников инженерных специальностей. Сам по себе факт избитый, однако все же удивляет, что среди отраслей, которые до сих пор страдают от него – нефтегазовая. Ведь почти 10 лет цена на углеводороды постоянно растет, а значит, увеличивается прибыльность данного бизнеса. И отраслевые вузы не ощущают недостаток абитуриентов. Тем не менее, кадровый дефицит до сих пор угрожает данной сфере.

Куда все подевались?

Первая причина дефицита – образование. С одной стороны, без соответствующего диплома на собеседование в нефтегазовую компанию можно не ходить. Этот документ является обязательным условием для трудоустройства как на низовые должности, так и на топовые. Согласно исследованиям рекрутеров, подавляющее число (85%) менеджеров нефтяного бизнеса имеет базовое именно нефтегазовое образование, которое полностью или в целом соответствует профилю бизнес-деятельности компании. Исключения – только для обслуживающих подразделений: финансы, бухгалтерия, IT.

С другой стороны, отраслевые вузы в России можно перечесть по пальцам: Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина, Санкт-Петербургский горный институт, Тюменский нефтегазовый университет, Уфимский нефтяной, Ухтинский, Пермский, Архангельский технические университеты. Есть и другие – не профильные, но уровень подготовки там не тот. А во многих регионах, где новые проекты добычи только запускаются, собственных вузов в области нефти и газа нет вообще.

Так, при освоении Арктики, первым этапом которого стала разработка Штокмановского месторождения (Мурманская область), отечественные компании рискуют столкнуться с немалыми проблемами в плане обеспечения кадровыми ресурсами. «В настоящее время региональная система образования не может адекватно ответить газовикам и нефтяникам нужным количеством и качеством кадров. Не хватает не только специалистов, которые будут их готовить, но и мест, где их можно обучать», – говорит генеральный директор Арктического центра подготовки специалистов нефтегазовой отрасли, доктор экономических наук, профессор Ольга Буч. По ее словам, в структуре специальностей высших и средних специальных учебных заведений Мурманской области более чем 50% гуманитарных.

Отдельный сложный вопрос – инновационные (зачастую таковыми они являются лишь для России) технологии. Взять, например, морские месторождения. Большинство отечественных компаний подобный проект не потянет просто потому, что не смогут найти у нас специалистов, обладающих необходимым опытом, например, изысканий трасс на больших глубинах. Для решения сложных задач пока нам приходится звать иностранных специалистов.

Но даже если не брать в расчет дефицитные, а рассматривать классические рабочие специальности (инженеры-нефтяники, технологи, бурильщики, операторы, сейсмологи), то и в данном секторе мы увидим постоянную потребность в кадрах. Неужели молодежь не жаждет нефтегазового рубля?

Я в нефтяники пришел – пусть меня устроят

Жаждет, и еще как. Надо отдать должное отечественным и иностранным нефтегазовым компаниям. Они сейчас активно сотрудничают с вузами: проводят работу на правах попечителей, организуют программы для студентов по прохождению практики, дают гранты на обучение. Это действительно повышает интерес молодежи к данной сфере. Но при этом даже среди выпускников РГУ нефти и газа им. Губкина, согласно информации рейтинга вузов SuperJob.ru, идут работать по специальности лишь 45-60%.

В первую очередь отсеивается прекрасная половина выпускников. В иностранных компаниях найти работу по профессии они еще могут, там специалистов-женщин можно встретить даже на платформах. В российских же фирмах, судя по отзывам, девушек не жалуют. Работа для них в основном находится в проектных организациях. Оправдываются кадровики тяжестью работы, а порой отсутствием культуры на производстве. Однако справедливости ради стоит заметить, что и не любая соискательница согласится на те условия, которые предлагают. Ведь большинство компаний поддерживает традицию – после окончания института назначать выпускника не на инженерную, а на рабочую должность на промыслах или трассе.

Это расстраивает и многих амбициозных молодых людей, которые рассчитывали сразу после окончания вуза перейти на работу в личный кабинет. А оказывается, что придется вместо туфель обувать сапоги и на работу ехать не в центр столицы, а в Когалым... О такой работе мечтает уже не каждый, однако энтузиазм в рядах молодых есть (жаль, что хватает его часто лишь на рассылку резюме).

Далекий Север ждет

Но чтобы взять нескольких «зеленых» специалистов, в компании необходимы те, которые научат молодежь работать, а вот здесь нехватка ощущается острее. Удаленность разработок становится еще одной проблемой в решении кадровых вопросов отрасли. Взять, к примеру, Сахалин. В своих отзывах работающие там специалисты много пишут о «колоссальных возможностях карьерного роста», «опыте работы в компании глобального масштаба», «уникальном по своим масштабам и техническим решениям проекте». Однако никто не говорит, что там, вопреки ожиданиям, их встретили комфортные условия для жизни. А по климатическим условиям верхняя часть острова – Крайний Север. Центральная часть – долина: зимой здесь очень холодно, а на пике лета воздух прогревается до +40.

По словам заместителя председателя Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств Бориса Третьяка, представляющего в Совете Федерации Сахалинскую область, сейчас остров ожил. При этом он признается, что «с жильем не лучше, чем в Москве: его не хватает, и стоит оно, как в столице». Актуальна там и проблема с трудоустройством. «Люди работают только на проектах. 200-300 человек – на платформе, есть бухгалтерия, плановый отдел, снабжения, транспорта. Но рабочих мест в этих структурах на всех не хватает. Иными словами, условия, которые могли бы держать здесь население, не созданы», – заключает Борис Третьяк. Значит, жене нефтяника уже работать будет негде, да и вечером пойти с ней некуда...

Большой психологической проблемой для специалистов, уезжающих на удаленные объекты, становится оторванность от европейской части России. Стоит заметить, что летать на выходные домой – очень накладно. Так, билет до столицы, например, с того же острова в межсезонье стоит 7-10 тысяч рублей, в остальное время – 29-50 тысяч рублей.

Однако, по словам Веры Анисцыной, руководитель группы подбора персонала кадрового центра «ЮНИТИ», сегодня стало гораздо проще уговорить специалистов на переезд и даже на вахту. «Например, недавно закрыли вакансию на Сахалине, подходящего российского специалиста по бурению нашли в Эмиратах. Переезжают и из Москвы. Так, одна соискательница долгое время не могла найти достойную работу в столице – предлагали бесперспективные ассистентские вакансии помощника. Уехала она тоже на Сахалин, но уже в качестве специалиста-геофизика с возможностью роста», – замечает эксперт.

Причем нельзя сказать, что специалистов привлекают большими заработками. Скорее заинтересовывают как раз новыми горизонтами в карьере. Например, у «Газпрома» есть свой корпоративный институт, там проходят обучение как новые работники, так и сотрудники, которые заинтересованы в продвижении – школа резерва. Действительно, крупные компании кадры растят сами – именно поэтому устроиться туда специалисту со стороны не так просто. А еще в отечественных корпорациях сильно развит протекционизм. Часто можно встретить мнение о том, что берут на работу и продвигают по службе знакомых и родственников. Конечно, если предприятие развивается в отдаленном районе, то постепенно все жители становятся родственниками. Однако тут надо сделать не очень приятный реверанс в сторону сомнительного качества отдельных специалистов.

В итоге получается, что «так сказать профессионалов» в отрасли достаточно (новички плюс кому «суждено»). А вот тех, кто действительно может и умеет работать, не сыскать. Одни уже наверху, остальные ищут более выгодных условий. Судя по отзывам на нефтегазовых форумах, «спецы с годами опыта и сложившейся репутацией, которых знают в тесном нефтяном мире как агенты, так и представители отдельных компаний, в нынешние трудные времена ждут подходящей работы месяцами». А в это время отечественная отрасль далеко не на высоте. Кроме того, сами игрок рынка не готовы браться за многие проекты, ссылаясь на то, что условия тендера не соответствуют возможностям и опыту российских компаний.

Уже и не понятно, должен ли прогресс подстраиваться под уровень развития российской нефтегазовой отрасли или все-таки она сама подтянется...

Все материалы в рубрике

другу или в группу FB
Скоростная доставка статей!

Комментарии

Ваш баннер на этом месте